wallpaper

1March
2017


как ранее праздновали этот день на Руси и до сих пор в Болгарии читайте далее

Read More Читать далее...

22December
2016

(Короткий пересказ сказки из книги северных сказок «Боги и Люди»)

В этой сказке есть все – и прекрасные душой мужчина и женщина, и страх, и ненависть, и благородство и любовь.



ЯГИНЯ
Вот ведь что странно было. Все науки превзошла, между мирами ходила, как из горенки в спаленку другие ходят. А от судьбы не убереглась, потому что сердце чистое оставалось, а душа наивная, зло ни в ком не видело. Да и красота, видать, ей не на счастье, а на недолю была дана.

ВЕЛЕС
Видит по небу в какой-то коробчонке мимо него промчалась девица, коса до пят. На лицо не разглядел, только ножки в золотых сапожках мелькнули. Но заинтересовался Велес: - Кто такая, почему мне ничего не известно! Помчался было вдогонку, но конь уже спотыкается, устал по чисту полю туда- сюда без цели весь день носиться.

Но Велес нет – нет, да вспомнит:
- Кто же эта такая, почему не знаю? Стал потихоньку расспрашивать, узнавать кто, да откуда.
Узнал и навестить отправился. Обратился к девице, которая молча стояла и смотрела на незнакомца, который посмел войти без разрешения Хранителей в капище бога. А тот тоже стоял и молчал, потому что все слова, которые приготовил было сладкоречивый Велес, вылетели у него из головы.

ЛЮБОВЬ
А молчали оба, потому что поняли, созданы они друг для друга на веки вечные и даже Навь не сможет их разлучить.
И еще увидел мудрый Велес и познавшая тайны древних знаний Ягиня, которую в детстве звали просто Йожка, что через многие испытания придется им пройти, но сохранят они этот миг узнавания на века и будут всегда находить друг друга и узнавать в будущих воплощениях. Так и стояли они долго, молчали, только смотрели глаза в глаза.

Первым опомнился Велес. Вспомнил все слова, что заготовил для знакомства, но говорить не стал, просто взял Ягиню за руки, прижал к себе и поцеловал, передав все чувства, что бурлили и клокотали в нем. А потом подвел Ягиню к своему коню, посадил, сам уселся позади, прижал ее к груди и стал слушать, как бьется ее сердце. А билось оно сначала, как бьется пойманная птичка, но потом вдруг оба их сердца забились одинаково. Конь медленно, словно все чувства седоков передались ему, стронулся с места и ровной рысью понес их в будущую жизнь.

НЕНАВИСТЬ
Долго ли, скоро ли, но оказались они у дома Велеса. Велес снял с коня свою суженую, неся ее на руках, ступил на широкое крыльцо и перешагнул через порог. В палатах его уже встречали все домашние, а впереди всех выступала мать Велеса - властная Амелфа Земуновна. По обычаю Велес и Ягиня поклонились матери, а Велес сказал:
- Вот, матушка, моя жена Ягиня. Благослови нас!
Нахмурила брови Амелфа Земуновна, черная ревность застлала ей голову:
- Не спросясь, без моего разрешения привез девку в дом, да еще благословления просишь! Не бывать этому! Повернулась и пошла в свои хоромы. Челядь за ней потянулась.

БЛАГОРОДСТВО
А Велес стал чернее ночи, взял Ягиню за плечи, к себе прижал итак, обнявшись повел к себе в хоромы, а челяди приказал пир свадебный готовить. Успокоил, приголубил жену, сколько получилось и отправился к матери. О чем они там говорили, Ягиня только догадывалась, но она уже жизни своей без Велеса не представляла, не мыслила. Поплакала в подушку, повздыхала, но осталась верна своей привычке – в будущее заглядывать не стала:
- Будь что будет, от судьбы не уйдешь. Как Макошь узел завязала, так то и сбудется.

И к приходу Велеса она уже приободрилась, умылась, причесалась, еще краше стала. Пришел Велес, глянул с опаской, ожидая женских слез, истерики, всего – всякого, а встречает его молодая жена с улыбкой, ясным взглядом, да умными речами.
Говорит Ягиня:
- Виноваты мы, Велес, перед матушкой. Надо было все по обычаю сделать, благословления попросить, сватов засылать, мне приданое приготовить. А мы – то как поступили - взялись за руки, в глаза посмотрели и все – муж и жена. Но что делать. Кони убежали, поздно конюшню запирать, по сбежавшему молоку слезы не льют. Будем любить друг друга, наслаждаться каждым днем, как последним, а матушка посмотрит на наше счастье, да и подобреет, сменит гнев на милость.
Смотрит Велес на Ягиню, слушает ее речи и понимает, что нашел он жену под стать себе — мудрую и великодушную.

Read More Читать далее...

9October
2016

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был зажиточный крестьянин. У него было три дочери. Умерла у него жена.
Дочки очень молоды были.
Он хотел работницу нанять, а младшая дочь говорит:
- Не надо, батюшка, я все буду делать: и коров доить, и стирать, и заплаты платать.
Трудолюбива была. А старшие две, лентяйки да лежебоки.
Собирается отец на ярмарку.
- Ну, дочки, чего вам привезти, я ведь не знаю.
Они говорят:
- Купи нам по полушалку, чтобы с разными цветами, да цветы покрупнее.
- А мне, батюшка, перышко Фениста-Ясна Сокола.
- Ну, ладно, спрошу.
Приехал в торговые ряды. Купил старшим дочерям платки с крупными хорошими цветами.
Ну, поспрашивал по лавкам, по базару перышка Фениста-Ясна Сокола, никто не знает, какое-такое перышко.
Приезжает, встречают дочери. Он старшим подарки отдал, а младшей говорит:
- Не нашел, доченька.
Она говорит:
- Ну, на нет и суда нет.
Они живут-поживают, добра наживают. Он опять едет в город на ярмарку.
- Доченьки, что вам купить?
-По сапожкам, - старшие говорят, - одна чтоб подковка золотая, другая - серебряная.
Он говорит:
- Хорошо. А тебе чего ж, доченька?
- Перышко Фениста-Ясна Сокола.
- Придется перышко поискать.
Ну, отец поехал. Ездил-ездил, купил этим по сапожкам с каблучками, а этой никак не найдет. Приехал. Привозит сапожки старшим.
- Ну, Марьюшка, а тебе не привез.
- Ну, нет, так нет, что делать!
В третий раз поехал отец в город. Они приказали, чтоб он по хорошему сарафану и по фартуку привез.
Вот купил он все. Набрал на сарафаны, ну и Марьюшке взял на сарафан. Приехал обратно. Догоняет какой-то старичок-попутчик. У него ящичек какой-то под мышкой.
- Здорово!

Read More Читать далее...

2October
2016

Жили-были дедушка да бабушка. Была у них внучка Машенька.
Собрались раз подружки в лес по грибы да по ягоды. Пришли звать с собой и Машеньку.
— Дедушка, бабушка, — говорит Машенька, — отпустите меня в лес с подружками!
Дедушка с бабушкой отвечают:
— Иди, только смотри от подружек не отставай, не то заблудишься.
Пришли девушки в лес, стали собирать грибы да ягоды. Вот Машенька — деревце за деревце, кустик за кустик — и ушла далеко-далеко от подружек.
Стала она аукаться, стала их звать, а подружки не слышат, не отзываются.
Ходила, ходила Машенька по лесу — совсем заблудилась.
Пришла она в саму глушь, в саму чащу. Видит — стоит избушка. Постучала Машенька в дверь — не отвечают. Толкнула она дверь — дверь и открылась.
Вошла Машенька в избушку, села у окна на лавочку.
Села и думает:
«Кто же здесь живет? Почему никого не видно?..»
А в той избушке жил большущий медведь. Только его тогда дома не было: он по лесу ходил.
Вернулся вечером медведь, увидел Машеньку, обрадовался.
— Ага, — говорит, — теперь не отпущу тебя! Будешь у меня жить. Будешь печку топить, будешь кашу варить, меня кашей кормить.
Потужила Маша, погоревала, да ничего не поделаешь. Стала она жить у медведя в избушке.
Медведь на целый день уйдет в лес, а Машеньке наказывает никуда без него из избушки не выходить.
— А если уйдешь, — говорит, — все равно поймаю и тогда уж съем!
Стала Машенька думать, как ей от медведя убежать. Кругом лес, в какую сторону идти — не знает, спросить не у кого...
Думала она, думала и придумала.
Приходит раз медведь из лесу, а Машенька и говорит ему:
— Медведь, медведь, отпусти меня на денек в деревню: я бабушке да дедушке гостинцев снесу.
— Нет, — говорит медведь, — ты в лесу заблудишься. Давай гостинцы, я их сам отнесу.
А Машеньке того и надо!
Напекла она пирожков, достала большой-пребольшой короб и говорит медведю:
— Вот, смотри: я в этот короб положу пирожки, а ты отнеси их дедушке да бабушке. Да помни: короб по дороге не открывай, пирожки не вынимай. Я на дубок влезу, за тобой следить буду!
— Ладно, — отвечает медведь, — давай короб!
Машенька говорит:
— Выйди на крылечко, посмотри, не идет ли дождик!
Только медведь вышел на крылечко, Машенька сейчас же залезла в короб, а на голову себе блюдо с пирожками поставила.
Вернулся медведь, видит — короб готов. Взвалил его на спину и пошел в деревню.
Идет медведь между елками, бредет медведь между березками, в овражки спускается, на пригорки поднимается. Шел-шел, устал и говорит:
 
— Сяду на пенек,
Съем пирожок!
 
А Машенька из короба:
 
— Вижу, вижу!
Не садись на пенек,
Не ешь пирожок!
Неси бабушке,
Неси дедушке!
 
— Ишь какая глазастая, — говорит медведь, — все видит!
Поднял он короб и пошел дальше. Шел-шел, шел-шел, остановился, сел и говорит:
 
— Сяду на пенек,
Съем пирожок!
 
А Машенька из короба опять:  
 
— Вижу, вижу!
Не садись на пенек,
Не ешь пирожок!
Неси бабушке,
Неси дедушке!  
 
Удивился медведь:
 — Вот какая хитрая! Высоко сидит, далеко глядит!  
Встал и пошел скорее.
Пришел в деревню, нашел дом, где дедушка с бабушкой жили, и давай изо всех сил стучать в ворота:
— Тук-тук-тук! Отпирайте, открывайте! Я вам от Машеньки гостинцев принес.
А собаки почуяли медведя и бросились на него. Со всех дворов бегут, лают.
Испугался медведь, поставил короб у ворот и пустился в лес без оглядки.
Вышли тут дедушка да бабушка к воротам. Видят — короб стоит.  
— Что это в коробе? — говорит бабушка.  
А дедушка поднял крышку, смотрит — и глазам своим не верит: в коробе Машенька сидит, живехонька и здоровехонька.
Обрадовались дедушка да бабушка. Стали Машеньку обнимать, целовать, умницей называть





27September
2016

Не-в-каком царстве, не-в-каком государстве был-жил царь с царицею, и была у них одна дочь Марья-царевна.
 А как умерла царица, то царь взял другую жену Ягишну.
У Ягишны родились две дочери: одна — двоеглазая, а другая — троеглазая. Мачеха не залюбила Марьи-царевны, послала ее пасти коровушку-бурёнушку и дала ей сухую краюшку хлебца.
Царевна пошла в чистое поле, в праву ножку бурёнушке поклонилась — напилась-наелась, хорошо срядилась; за коровушкой-бурёнушкой целый день ходит, как барыня. День прошел, она опять поклонилась- ей в праву ножку, разрядилась, пошла домой и краюшку хлеба назад принесла, на стол положила. «Чем сука жива живет?» думает Ягишна; на другой день дала Марье-царевне ту же самую краюшку и посылает с нею свою большую дочь: «Присмотри, чем Марья-царевна питается?»
Пришли в чистое поле; говорит Марья-царевна: «Дай, сестрица, я поищу у тебя в головке». Стала искать, а сама приговаривает: «Спи-спи, сестрица! спи-спи, родима! спи-спи, глазок! спи-спи, другой!» Сестрица заснула, а Марья-царевна встала, подошла к коровушке-бурёнушке, в правую ножку поклонилась, напилась-наелась, хорошо срядилась, и ходит весь день, как барыня. Пришел вечер; Марья-царевна разрядилась и говорит: «Ставай, сестрица! ставай, родима! пойдем домой». — «Охти мне! — взгоревалась сестрица, — я весь день проспала, ничего не видела; теперь мати забранит меня!»
Пришли домой; спрашивает ее мати: «Что пила, что ела Марья-царевна?» — «Я ничего не видела». Ягишна заругалась на нее; поутру стает, посылает троеглазую дочерь: «Иди-ко, — говорит, — погляди, что она, сука, ест и пьет?» Пришли девицы в чистое поле бурёнушку пасти; говорит Марья-царевна: «Сестрица! дай я тебе в головушке поищу». — «Поищи, сестрица! поищи, родима!» Марья-царевна стала искать да приговаривать: «Спи-спи, сестрица! спи-спи, родима! спи-спи, глазок! спи-спи, другой!» А про третий глазок позабыла; третий глазок глядит да глядит, что робит Марья-царевна. Она подбежала к бурё-нушке, в правую ножку поклонилась, напилась-наелась, хорошо срядилась; стало солнушко садиться — она опять поклонилась бурёнушке, разрядилась, и ну будить троеглазую: «Ставай, сестрица! ставай, родима! пойдем домой».
Пришла Марья-царевна домой, сухую краюшку на стол положила. Стала мати спрашивать у своей дочери: «Что она пьет и ест?»
Троеглазая все и рассказала. Ягишна приказывает: «Режь, старик, коровушку-бурёнушку». Старик зарезал; Марья-царевна просит: «Дай, дедушко родимый, хоть гузённую кишочку мне». Бросил старик ей гузённую кишочку; она взяла, посадила ее к верее — вырос ракитов куст, на нем красуются сладкие ягодки, на нем сидят разные пташечки да поют песни царские и крестьянские.
Прослышал Иван-царевич про Марью-царевну, пришел к ее мачехе, положил блюдо на стол: «Которая девица нарвет мне полно блюдо ягодок, ту за себя замуж возьму». Ягишна послала свою большую дочь ягод брать; птички ее и близко не подпускают, того и смотри — глаза выклюют; послала другую дочерь — и той не дали. Выпустила наконец Марью-царевну; Марья-царевна взяла блюдо и пошла ягодок брать; она берет, а мелкие пташечки вдвое да втрое на блюдо кладут; пришла, поставила на стол и царевичу поклон отдала. Тут веселым пирком да за свадебку; взял Иван-царевич за себя Марью-царевну, и стали себе жить-поживать, добра наживать.
Долго ли, коротко ли жили, родила Марья-царевна сына. Захотелось ей отца навестить; поехала с мужем к отцу в гости. Мачеха обворотила ее гусынею, а свою большую дочь срядила Ивану-царевичу в жены. Воротился Иван-царевич домой. Старичок-пестун стает поутру ранехонько, умывается белехонько, взял младенца на руки и пошел в чистое поле к кусточку. Летят гуси, летят серые. «Гуси вы мои, гуси серые! где вы младёного матерь видали?» — «В другом стаде». Летит другое стадо. «Гуси вы мои, гуси серые! где вы младёного матерь видали?» Младёного матерь на землю скочила, кожух сдернула, другой сдернула, взяла младенца на руки, стала грудью кормить, сама плачет: «Сегодня покормлю, завтра покормлю, а послезавтра улечу за темные леса, за высокие горы!»
Старичок пошел домой; паренек спит до утра без разбуду, а подмененная жена бранится, что старичок в чистое поле ходит, всего сына заморил! Поутру старичок опять стает ранехонько, умывается белехонько, идет с ребенком в чистое поле; и Иван-царевич встал, пошел невидимо за старичком и забрался в куст. Летят гуси, летят серые. Старичок окликивает: «Гуси вы мои, гуси серые! где младёного матку видали?» — «В другом стаде». — Летит другое стадо: «Гуси вы мои, гуси серые! где вы младёного матерь видали?» Младё ного матерь на землю скочила, кожу сдернула, другую сдернула, бросила на куст, и стала младёного грудью кормить, стала прощаться с ним: «Завтра улечу за темные леса, за высокие горы!»
Отдала младенца старику: «Что, — говорит, — смородом пахнет?» Хотела было надевать кожи, хватилась — нет ничего; Иван-царевич спалил. Захватил он Марью-царевну; она обвернулась скакухой, потом ящерицей и всякой гадиной, а после всего веретёшечком. Иван-царевич переломил веретёшко надвое, пятку назад бросил, носок перед себя — стала перед ним молодая молодица. Пошли они вместе домой. А дочь Ягишны кричит-ревет: «Разорительница идет! погубительница идет!» Иван-царевич собрал князей и бояр, спрашивает: «С которой женой повелите жить?» Они сказали: «С первой». — «Ну, господа! которая жена скорее на ворота скочит, с той и жить стану».
Дочь Ягишны сейчас на ворота взлезла, а Марья-царевна только чапается1, а вверх не лезет. Тут Иван-царевич взял свое ружье и застрелил подмененную жену, а с Марьей-царевной стал по-старому жить-поживать, добра наживать.

27September
2016

В некотором царстве жил-был купец. Двенадцать лет жил он в супружестве и прижил только одну дочь, Василису Прекрасную. Когда мать скончалась, девочке было восемь лет.
Умирая, купчиха призвала к себе дочку, вынула из-под одеяла куклу, отдала ей и сказала:
- Слушай, Василисушка! Помни и исполни последние мои слова. Я умираю и вместе с родительским благословением оставляю тебе вот эту куклу; береги ее всегда при себе и никому не показывай; а когда приключится тебе какое горе, дай ей поесть и спроси у нее совета. Покушает она и скажет тебе, чем помочь несчастью.
Затем мать поцеловала дочку и померла.
После смерти жены купец потужил, как следовало, а потом стал думать, как бы опять жениться. Он был человек хороший; за невестами дело не стало, но больше всех по нраву пришлась ему одна вдовушка. Она была уже в летах, имела своих двух дочерей, почти однолеток Василисе, - стало быть, и хозяйка, и мать опытная. Купец женился на вдовушке, но обманулся и не нашел в ней доброй матери для своей Василисы. Василиса была первая на все село красавица; мачеха и сестры завидовали ее красоте, мучили ее всевозможными работами, чтоб она от трудов похудела, а от ветру и солнца почернела; совсем житья не было!
Василиса все переносила безропотно и с каждым днем все хорошела и полнела, а между тем мачеха с дочками своими худела и дурнела от злости, несмотря на то, что они всегда сидели сложа руки, как барыни. Как же это так делалось? Василисе помогала ее куколка. Без этого где бы девочке сладить со всею работою! Зато Василиса сама, бывало, не съест, а уж куколке оставит самый лакомый кусочек, и вечером, как все улягутся, она запрется в чуланчике, где жила, и потчевает ее, приговаривая:
- На, куколка, покушай, моего горя послушай! Живу я в доме у батюшки, не вижу себе никакой радости; злая мачеха гонит меня с белого света. Научи ты меня, как мне быть и жить и что делать?
Куколка покушает, да потом и дает ей советы и утешает в горе, а наутро всякую работу справляет за Василису; та только отдыхает в холодочке да рвет цветочки, а у нее уж и гряды выполоты, и капуста полита, и вода наношена, и печь вытоплена. Куколка еще укажет Василисе и травку от загару. Хорошо было жить ей с куколкой.
Прошло несколько лет; Василиса выросла и стала невестой. Все женихи в городе присватываются к Василисе; на мачехиных дочерей никто и не посмотрит. Мачеха злится пуще прежнего и всем женихам отвечает:
- Не выдам меньшой прежде старших!
А проводя женихов, побоями вымещает зло на Василисе.

Read More Читать далее...

27September
2016

Жили старичок со старушкою; у них была дочка да сынок маленький.
- Дочка, дочка! - говорила мать. - Мы пойдем на работу, принесем тебе булочку, сошьем платьице, купим платочек; будь умна, береги братца, не ходи со двора.
Старшие ушли, а дочка забыла, что ей приказывали; посадила братца на травке под окошком, а сама побежала на улицу, заигралась, загулялась. Налетели гуси-лебеди, подхватили мальчика, унесли на крылышках.
Пришла девочка, глядь - братца нету! Ахнула, кинулась туда-сюда - нету! Кликала, заливалась слезами, причитывала, что худо будет от отца и матери, - братец не откликнулся! Выбежала в чистое поле; метнулись вдалеке гуси-лебеди и пропали за темным лесом.
Гуси-лебеди давно себе дурную славу нажили, много шкодили и маленьких детей крадывали; девочка угадала, что они унесли ее братца, бросилась их догонять. Бежала, бежала, стоит печка.
- Печка, печка, скажи, куда гуси полетели?
- Съешь моего ржаного пирожка, - скажу.
- О, у моего батюшки пшеничные не едятся!
Печь не сказала.
Побежала дальше, стоит яблонь.
- Яблонь, яблонь, скажи, куда гуси полетели?
- Съешь моего лесного яблока, - скажу.
- О, у моего батюшки и садовые не едятся!
Побежала дальше, стоит молочная речка, кисельные берега.
- Молочная речка, кисельные берега, куда гуси полетели?
    - Съешь моего простого киселика с молоком, - скажу.
- О, у моего батюшки и сливочки не едятся!
И долго бы ей бегать по полям да бродить по лесу, да, к счастью, попался еж; хотела она его толкнуть, побоялась наколоться и спрашивает:
- Ежик, ежик, не видал ли, куда гуси полетели?
- Вон туда-то! - указал.
Побежала - стоит избушка на курьих ножках, стоит-поворачивается. В избушке сидит баба-яга, морда жилиная, нога глиняная; сидит и братец на лавочке, играет золотыми яблочками. Увидела его сестра, подкралась, схватила и унесла; а гуси за нею в погоню летят; нагонят злодеи, куда деваться? Бежит молочная речка, кисельные берега.
- Речка-матушка, спрячь меня!
- Съешь моего киселика!

Нечего делать, съела. Речка ее посадила под бережок, гуси пролетели. Вышла она, сказала: "Спасибо!" - и опять бежит с братцем; а гуси воротились, летят навстречу. Что делать? Беда! Стоит яблонь.
- Яблонь, яблонь-матушка, спрячь меня!
- Съешь мое лесное яблочко!
Поскорей съела. Яблонь ее заслонила веточками, прикрыла листиками; гуси пролетели. Вышла и опять бежит с братцем, а гуси увидели - да за ней; совсем налетают, уж крыльями бьют, того и гляди - из рук вырвут! К счастью, на дороге печка.
- Сударыня печка, спрячь меня!
- Съешь моего ржаного пирожка!
Девушка поскорей пирожок в рот, а сама в печь, села в устьицо. Гуси полетали-полетали, покричали-покричали и ни с чем улетели.
А она прибежала домой, да хорошо еще, что успела прибежать, а тут и отец и мать пришли.

22February
2016

РЕКОМЕНДУЕМ ДЕТЯМ
«Крашеный лис» (Союзмультфильм, 1953 г.)

Сюжет мультфильма:
Пока медведь лакомился лесными ягодами, к нему в дом забрался хитрый рыжий лис. Разъяренный медведь ринулся спасать свои вещи, но лис уже успел выскочить, прихватив с собой мешок с медвежьими пожитками. Воровство лиса давно надоело лесным жильцам, и за ним быстро организовалась погоня. Спасаться лису пришлось в деревне, однако и тут вору не повезло - здесь его стала преследовать уже собачья стая. Перепуганный, он забрался в ближайшую избу и там случайно перепачкался в разных красках. Теперь лиса узнать было трудно, а вид у него стал пугающим. В новом обличье он вернулся назад в лес, представившись всем диковинным, опасным зверем Остромыслом.

Его грозный вид перепугал всех лесных зверей и даже самого медведя. А вот хитрого ежика было не так просто провести – он сразу заподозрил неладное и позже выяснил, что загадочный Остромысл – это их старый знакомый лис. Остальные лесные звери ёжику не поверили и пытались во всем угодить новому хозяину леса, а лис-Остромысл с каждым днем становился все более свирепым, пользуясь своей неприкосновенностью. Тогда ёжик решился восстановить справедливость и подстроил падение Остромысла в реку. В воде с него сошла краска, все обитатели леса поняли обман лиса и прогнали его из леса.

Мораль мультфильма:
- умей различать обман ("Каким бы ни был с виду зверь, ты нА слово ему не верь!"),
- воровство - плохой поступок, за которым последует наказание.

Возрастной рейтинг: 3+

20February
2016

Сказок про Змея Горыныча множество, на основе одних переделывались другие, менялись персонажи (Иван-Царевич, Иван-дурак, Никита Кожемяка и т.д.), вариантов много, но картина описывается одна и та же:
«Налетела туча чёрная скрыла Ярило-Красное, поднялся ветер сильный, это налетел тучей чёрною Змей Горыныч, Виев сын.
 
Стога разметал, крыши с изб посрывал, людей и скот в полон увёл.
 
Сколько смельчаков не ездило сражаться, никто не справился.
 
Меч шею рубит, а она опять отрастает».
 
Современный человек из этого текста ничего не поймёт, воспримет как сказку.
 
Но давайте разберём этот текст как славяне, что нам хотели сказать наши Предки?
 
Образы
 
Змей – значит круглый как змея.
 
Горыныч – значит высотой с гору.
 
Виев сын – именем Бога Вия была названа одна из Земель нашей Солнечной системы – Земля Вия (или Плутон). В древности отмечали (и современной наукой доказано), что смерчи чаще возникают, когда Плутон находится близко к Мидгард-Земле, поэтому его назвали сыном Вия. Летом можно часто видеть как маленькие змеевики пыль, листву закручивают.
 
Многоголовость Змея – в разных сказках у чёрной тучи (Змея Горыныча) разное количество голов, бывает 3, 6, 9 и т.д. — это количество хоботов из тучи.
 
Бой со Змеем Горынычем – оружием победить Горыныча никто не мог. И что делали богатыри? Бросали щит или рукавицу, шапку — всё богатырское кованное. Эти вещи попадали в хобот смерча и разрушали систему восходящего и нисходящего потоков, Змей умирал, а его смерь (разрушение вихря) сопровождалась звуком напоминающим тяжкий вздох: «и испустил свой дух». Т.е. было народное средство борьбы со смерчем.
 
* В 1406 году под Нижним Новгородом смерч поднял в воздух упряжку вместе с лошадью и человеком и унёс так далеко, что их не стало видно. На следующий день телегу и мёртвую лошадь нашли висящими на дереве по другую сторону Волги, а человек пропал без вести. (Это реальная история, как Змей Горыныч людей и скот в полон увёл).
 

1September
2015

Жила-была одна бедная женщина и была у неё доченька, Крошечка-Хаврошечка. Жили они дружно, счастливо, но тут настигла их беда, мама заболела тяжело, а потом и умерла. И осталась Крошечка-Хаврошечка одна одинёшенька. Взяла её к себе на воспитание тётка, отцова сестра. А у тётки этой своих дочек трое было: Одноглазка, Двуглазка и Трёхглазка. Своих дочек тётка любила, а Крошечку-Хаврошечку ненавидела. Одевали её в тряпки рваные, работать круглые сутки заставляла, кормили тем, что на столе после обеда оставалось. И совсем тяжело приходилось бы Хаврошечке, да была у неё одна отдушина: коровка, которая после смерти матушки осталась.

Вот, бывало, тётка накажет Крошечке-Хаврошечке работы непосильной: и пряжи напрясть, и ткани наткать, и полотна набелить, а Крошечка-Хаврошечка пойдет к коровке, обнимет её и скажет:
— Коровушка, Бурёнушка! Тётка велела мне и пряжи напрясть, и ткани наткать, и полотна набелить. Помоги мне, пожалуйста.
Бурёнушка Крошечке-Хаврошечке отвечает:
— Влезай ко мне в правое ушко, а вылези из левого – и вся работа сделана будет.

Крошечка-Хаврошечка в одно ушко Бурёнке влезет, из другого вылезет, а вся работа уже и сделана! Приходит Крошечка-Хаврошечка домой, и тётке работу показывает. А та только дивится: и когда это Хаврошечка всю работу сделать успевает, да еще так хорошо? В сундук всё уберёт и ещё больше работы Крошечке-Хаврошечке задаст. Но сколько бы она работы ни давала, Хаврошечка всё равно вовремя всё делала. И задумала тогда тётка узнать: как это Крошечке-Хаврошечке удаётся? Кто ей помогает?

Вот позвала она к себе свою старшую дочку, Одноглазку, и говорит ей:
— Доченька моя! Пойди, проследи, кто сироте помогает ткать и прясть.
На следующее утро Крошечка-Хаврошечка в поле собралась, а Одноглазка за ней увязалась. Пришли они в поле, сели под кустик. Одноглазка на травку прилегла, а Крошечка-Хаврошечка приговаривает:
— Спи глазок, усни глазок!
У Одноглазки глазик закрылся, уснул, и пока та спала, коровушка для Хаврошечки всю работу переделала. Вернулись они домой, тётка у дочки своей спрашивает:
— Ну, рассказывай, что видела. Кто Хаврошечке помогает?
Одноглазка ей отвечает:
— Матушка милая, прости, разморило на солнышке меня. Прилегла я, задремала и ничего не видела.

Read More Читать далее...